На таёжной пасеке

 

Сразу оговоримся, мы никакие не энтомологи и не любители мёда. Мы ехали в Приморье вовсе не для наблюдения за пчёлами. Мы – рыболовы и главной нашей целью была и остается рыбалка.

 

Приморский край – удивительное место, абсолютно непохожее на центральную Россию. Здесь высятся горы Сихотэ-Алинь с настоящей тайгой, в которой обитают тигры и медведи, здесь множество горных рек с диковинными для столичного жителя рыбами – тайменями, хариусами, ленками. А главное, - здесь низкая плотность населения. Оказавшись в тайге, чувствуешь полную оторванность от цивилизации, времени.

Вот и мы, собрались, долетели до Хабаровска, а дальше по безлюдной дороге поехали на юг, в сторону Владивостока. Поселки с людьми исчезли через восемьдесят километров, последняя заправка – через сто пятьдесят. Еще немного и кончился асфальт. Дорога вела нас дальше вглубь тайги к загадочной и полноводной реке Бикин, где мы намеревались остановиться.

Сентябрь – отличное время в Приморье. Еще относительно тепло, светит солнце, деревья начинают окрашиваться в яркие осенние цвета, тайга приобретает неповторимый осенний аромат. Становится тише, замолкают птицы, исчезают насекомые. Ночи становятся холоднее, воздух чище, контрасты заметнее.

Сихотэ-Алинь

Нам не повезло. Погода была нестабильной, и от заброски вверх по реке нам пришлось отказаться. Был придуман план лучше – жить на пасеке, в единственном обитаемом месте на этом участке реки. Рыбачить мы решили с лодки в сопровождении егеря, выплывая каждое утро вверх по течению примерно на двадцать километров и вечером, возвращаясь обратно. Вполне реальный план, ведь если в тридцати километрах ниже по течению имелся небольшой поселок, выше уже никого не было. Впрочем, не стану детально описывать последующую рыбалку, она вполне удалась. Расскажу лучше про быт.

рыбы Бикина

Люди и пчелы

Жизнь местного населения в этих краях не лёгкая, но какая-то незамысловатая. Одни занимаются охотой, другие возят редких туристов вверх по реке, третьи копошатся в огороде. Все ходят в тайгу за грибами, шишками, собирают женьшень. В Хабаровск выбираются редко, до него триста километров.

Денег у местного населения мало, точнее сказать, почти совсем нет. Кормятся с собственных огородов и тем, что найдут или подстрелят в тайге. Она – настоящий кормилец. За хлебом и сахаром ездят в деревню, ту самую, что в тридцати километрах. Хлеб пекут здесь же, на месте, такие прямоугольные буханки. Он получается вкусным, ароматным, неожиданным для нас – москвичей, привыкших ко всему искусственному.

Пчеловодство – отдельная тема. Тайга, богатая различными растениями, щедра не только к людям, но и пчелам. Здесь их много, не только домашних, но и диких. Всё из-за того, что здешний климат относительно мягкий, лето длинное, осень и весна тёплые, солнечные, дожди кратковременны, а засух не бывает вовсе. Этим и пользуются здешние жители - пасечники. Они стороят свои пасеки прямо посреди тайги.

Вот на такой пасеке рядом с рекой мы и жили целых две недели. Утром просыпались, завтракали и уплывали на рыбалку. Вечером возвращались уставшие, ужинали и падали до следующего утра. Рыбу мы не обрабатывали, всю её отдавали местным.

Наша пасека – это большая поляна среди тайги с ульями посредине и различными постройками по бокам. Жителей – три человека. Самый главный на пасеке – Николаевич – мощный, бородатый мужик с пугающей внешностью и добрейшей душой. Он же хозяин тайги, охотник и рыболов в третьем поколении. Пчелы – это хобби и работа в одном флаконе. А как еще прожить здесь, в глухой тайге?

Пасека с пчёлами несущими правильный мёд

У Николаевича двое помощников – русский Саня и удэгеец Вова. Первый решил оставить цивилизацию на время и пожить в тайге в дикости, второй – потому, что просто идти некуда. Оба работают на пасеке: Саня заведует всеми припасами и кухней, Вова занимается лодками, моторами, рыбой, коптильнями. Одновременно, Вова работает егерем, а Саня занимается пасекой, пчёлами. Хлопот на пасеке - масса. Мёд заготавливается весной и летом, когда природа буйствует. Тогда надо держать ухо востро. Мед нужно постоянно забирать, чтобы поддерживать его постоянный дефицит в ульях. Иначе пчелы начнут роиться – образовывать новые семьи и улетать в тайгу на вольные хлеба. Попробуй, догони! Было в ульях тысячи пчел, а останется половина или даже меньше.

Дальневосточный, японский шершень

На пороге осени летний ажиотаж с мёдом заканчивается, пчёлы перестают носить нектар и собираются в ульях. Тогда начинается время обороны от заклятых врагов – шершней. Дальневосточный или японский шершень не похож на европейского, он в два раза крупнее, чёрный с яркими оранжевыми полосками по бокам.

Осенью шершни отрядами по несколько штук и рыщут по тайге в поисках мёда. Сами пчёлы им не нужны и, как досадное препятствие, уничтожаются без жалости. Несколько таких шершней могут за полчаса уничтожить тысячи пчел, полностью опустошив улей. Вот и приходится держать оборону и с оружием в руках, зорко следить за всем происходящим. Подлетел шершень, сел на улей – шлеп его мухобойкой со всей силы, готов... Дальше следишь, крадешься от улья к улью к очередному шершню. И так целыми днями. За день уничтожается около пятидесяти шершней – целый батальон! Но меньше их не становится…

Время от времени, из тайги за мёдом выходят более крупные животные – медведи. Тогда начинается целая вакханалия. Медведь способен с легкостью разломать деревянный улей, чтобы добраться до мёда. Его не пугают ни пчёлы, ни люди. Поэтому, если ты живешь в тайге, охотничий карабин всегда должен находиться под рукой. Впрочем, нам повезло, мы с медведями так и не столкнулись.

О мёде

Мы привыкли к надписи – «мёд натуральный». В Приморье такого названия нет. Здесь мёд делится по видам. Когда цветет аралия – собирают тёмный аралиевый мёд, когда цветет липа – липовый, начинают цвести луга – собирают цветочный, луговой мёд. Каждый имеет неповторимый вкус и аромат. Их никогда не смешивают и дополнительно не обрабатывают. Мёдом заполняют 30-литровые контейнеры, запечатывают и отправляют в Хабаровск. Так добывается действительно натуральный мёд.

Понятно, что мы поели этого мёда всласть, в любом виде. Что касается меня лично, этот мёд напомнил мне о далёком детстве, когда мне делали бутерброд с маслом, а сверху прямо из банки наливали мёд. Он был жидким и, стекая, норовил капнуть на стол. Поэтому надо было съесть бутерброд как можно скорее. Такой вот незабываемый вкус детства…

В столице настоящего мёда нет уже давно. Есть красивые пузырьки, есть странные названия, типа «алтайский» или «горный» из Калужской области. Всё это фейк, подделка. Оказалось, что настоящий мёд совсем другой. Мы специально привезли его для вас, чтобы вы вспомнили тот самый, давно забытый вкус и аромат.

Купить мёд дальневосточный